Комментарий публициста М. Калашникова к прозвучавшим на этой неделе заявлениям президента В. Путина о необходимости для России в ближайшие годы войти в число лидеров по цифровизации и развитию IT-сектора.

Максим Калашников – российский журналист, общественный и политический деятель, писатель-футуролог, член Федерального совета «Партии Дела».

***

Владимир Путин давеча заявил, что лидерство и монополия в сфере искусственного интеллекта – это власть над миром. И что РФ должна за пять лет войти в число лидеров по цифровизации и развитию информтехнологий.

Проснулись, Владимир Владимирович? Вообще-то, роботизация и цифровизация в развитом мире идут давно.
Но если посмотреть на приоритетные затраты государства РФ за последние 10 лет, то Кремль считал, что власть над миром обеспечивают не интеллектроника, а игра в футбол и проведение олимпиад. В совершенно убыточные и бесполезные для развития страны Олимпийские игры в Сочи и в мундиаль (Чемпионат мира по футболу) Вы закопали более $70 млрд. В нынешнем пересчёте – 4,5 триллиона рублей. Это я затрат на прочие спортивные затеи не беру в расчёт, и не считаю того, что было вложено в американскую экономику и просто раскрадено.

А сколько Вы тратите на «обеспечение лидерства» РФ в ИИ и цифровизацию?

«В России в прошлом году принят национальный проект «Цифровая экономика». До 2025 года в его реализацию будет вложено почти 1,8 трлн рублей, в том числе более триллиона из федерального бюджета…»

То есть, в два с половиной раза меньше, чем в сочинско-футбольную дребедень. Вам футбольные стадионы обеспечат лидерство в искусственном интеллекте?

Чтобы добиться лидерства в этой области, вложения в неё надо было делать ещё в нулевые, когда и с деньгами было намного лучше. А Вы чем занимались? Не поздно ли хватать чемоданы, когда хвост поезда – во-он там?

Смею напомнить В. В. Путину, что лидерство в области искусственного интеллекта и цифровизации обеспечивается тем, что в стране бурно развивается производство всего и вся. Именно производительная сфера – первейшая область применения ИИ и цифровизации. Но с производством в стране хреново: Вы его душите налогами, поборами, высокими ставками по кредитам, нищетой граждан, отказом от протекционизма. Вы где будете применять Вашу цифру-то? На тех стадионах и личных дворцах, что понастроили?

Фото: интерьер особняка в Миловке, старинной усадьбе, которая в своё время принадлежала дворянскому роду Горбуновых-Чернёвых. Долгое время пребывала в запустении, после реставрации в 2008 году стала дачей Путина. Это одна из 26 резиденций президента на территории РФ, в число которых входят недавно построенные дворец под Геленджиком стоимостью в $1 млрд долл., калининградская резиденция «Янтарь» стоимостью в 6 млрд руб, и т. д.

Цифровизация – не дух бесплотный, она должна жить именно в производстве. Даю слово Ли Якокке («Карьера менеджера», 1984 г.):

«Они полагают, что следует даже ускорить этот процесс ликвидацией нашей индустриальной базы и сосредоточением сил на высокой технологии.

Я, разумеется, нисколько не преуменьшаю значение высокой технологии для индустриального будущего Америки. Но одна лишь высокая технология нас не спасёт. Она именно потому важна для нашей экономики, что её потребителями выступает так много других отраслей американской индустрии…

… Кремниевые чипы нельзя продавать в мешках из обёрточной бумаги в ближайшей скобяной лавке. Они где-то должны найти применение. А покупают их базовые отрасли американской индустрии. Закрыть эти отрасли — значит лишиться покупателей. Свёртывание автоиндустрии влечет за собой свёртывание сталелитейной и резинотехнической промышленности, а совокупным результатом такого процесса явится ликвидация 1/7 всех рабочих мест в стране.

К чему это нас приведёт? Мы превратимся в страну, в которой населяющие её люди будут продавать друг другу гамбургеры, а кремниевые чипы — остальным странам мира.

Не поймите меня неправильно: высокая технология имеет решающее значение для будущего нашей экономики. Но как бы важна она ни была, предприятия, создающие высокую технологию, никогда не обеспечат так много рабочих мест, сколько сегодня обеспечивают базовые отрасли промышленности. Это как раз тот урок, который нам следовало бы извлечь из заката текстильной индустрии. За период между 1957 и 1975 годами в штатах Новой Англии лишились работы 674 тысячи текстильщиков. Но хотя в этом регионе одновременно получили бурное развитие отрасли высокой технологии, лишь 18 тысяч, или около трёх процентов, уволенных текстильщиков нашли себе работу в компьютерной индустрии.

Примерно в пять раз больше оказалось на низкооплачиваемых работах в розничной торговле и сфере услуг. Иными словами, если человек потерял место на текстильной фабрике в штате Массачусетс, у него в пять раз больше шансов оказаться на работе в фирмах «К-Март» и «Макдоналдс», чем в компаниях «Диджитал икуипмент» или «Уэнг». Нельзя же взять сорокалетнего слесаря из Дейтройта, или Питтсбурга, или Ньюарка, надеть на него белый халат и надеяться, что он сумеет проектировать схемы для компьютеров в Силиконовой долине.

Следовательно, решение проблемы заключается не в том, чтобы развивать отрасли высокой технологии за счет наших базовых отраслей, а в том, чтобы одновременно стимулировать и те и другие…»

Стоит напомнить В. Путину, что в РФ угнетаются именно базовые отрасли производства. И потому все Ваши цифро-грёзы – маниловщина чистой воды до тех пор, пока положение с индустриализацией не изменится в корне. А Вы этого не делаете, поступая совершенно наоборот.

И если США в 1984-м решили убивать свои базовые отрасли, при этом хотя бы развивая электронную промышленность и продавая чипы всему миру, то в РФ и того нет! Электронику Вы загнали в гнилую топь. Вместо того чтобы строить на нефтедоллары передовую электронную индустрию, вы строили стадионы для пинания мяча. И каким образом Вы обеспечите мировое первенство РФ в искусственном интеллекте, не имея своей промышленности по производству микросхем? То, что предлагается остатками электронной промышленности в РФ – ужасающе по качеству и надёжности, а военная электроника чудовищно дорога для применения в гражданских проектах.

Сначала Ельцин, а потом и Ваша команда благополучно прикончили главные отрасли, где и должны применяться цифровизация/искусственный интеллект. Говорю о станкостроении, гражданском авиапроме, судостроении, производстве промышленных роботов, бытовой умной техники. Извините, но у меня дома в 1984-м стояли и советская стиральная машина-автомат «Эврика», и наша стереосистема (я – рокер-металлист), и отечественный цветной телевизор, и кнопочный домашний телефон, и радиоприёмники русского производства. Я носил электронные часы отечественного происхождения, пользовался русским электронным калькулятором (за 40 рублей брал) и фотографировал на советский «Зенит».

А где производство всего бытового электронного в РФ-то? Из Одессы станки-роботы нашего производства продавались в Италию. Где аналогичные продажи в РФ после стольких лет нефтяного изобилия? Ну, футболисты с миллионными зарплатами есть, конечно – и только…

Сейчас очередной удар (отмена «Программы государственного субсидирования производителей сельскохозяйственной техники») будет нанесён по ещё одному потребителю интеллектроники – по русскому агромашиностроению. И в чём проявится Ваше воображаемое лидерство? В автоматическом, с помощью искусственного интеллекта, возбуждении дел Следственным комитетом?

Уж молчу о том, какой погром идёт нынче в высшем научно-техническом образовании РФ, как безжалостно сокращаются важнейшие курсы в нём.

Потому могу только горько усмехнуться в ответ на путинские речи. Очередной «план-2020» («Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года»)…